Президент Российской Федерации Медведев Д.А. Администрация Президента Совет при Президенте Российской Федерации по развитию финансового рынка Российской Федерации Председатель Совета – Кудрин А.Л. Международный консультативный совет по созданию и развитию международного финансового центра в Российской Федерации Соруководители Совета – Греф Г.О., Ронер У. Рабочая группа по созданию международного финансового центра в Российской Федерации при Совете при Президенте Российской Федерации по развитию финансового рынка Российской Федерации Руководитель Рабочей группы – Волошин А.С. Проектная группа №1 Проектная группа №2 Проектная группа №3 Проектная группа №4 Проектная группа №5 Проектная группа №6 Проектная группа №7 Руководитель проектной группы №1 Руководитель проектной группы №2 Руководитель проектной группы №3 Руководитель проектной группы №4 Руководитель проектной группы №5 Руководитель проектной группы №6 Руководитель проектной группы №7

Оптимизация регуляторной нагрузки на финансовом рынке

Актуально

WAIFC / Всемирный aльянс международных финансовых центров

Дорожная карта
МФЦ 2013-15

Информация о реализации Дорожной карты «Создание международного финансового центра и улучшение инвестиционного климата в Российской Федерации»

Календарь событий

Сентябрь 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
О проекте / Подгруппы

← Проектная группа №1

По совершенствованию финансовой инфраструктуры и регулированию финансового рынка

Проектная группа №3 →

По совершенствованию административных процедур

Проектная группа №2

По корпоративному праву и управлению, налогообложению финансовых операций


Назад к списку публикаций

Госдума упростила одобрение сделок с заинтересованностью

23.06.2016 14:55 / «Ведомости»

Госдума приняла во втором чтении поправки правительства, упрощающие сделки с заинтересованностью. Сейчас такие сделки должно поддержать большинство всех незаинтересованных акционеров – а по порядку, предложенному в поправках, достаточно согласия более 50% тех незаинтересованных акционеров, кто участвовал в собрании.

Документ, предложенный к первому чтению, не предполагал согласования обычных сделок, которые совершаются постоянно и в них нет заинтересованности. Затем это ограничение исключили – одобрять не нужно было никакие обычные сделки. В принятом законопроекте ограничение вернулось, но изменилось самое понятие крупной сделки: она должна приводить к прекращению работы компании или к существенному изменению ее вида или масштаба. Фактически они приравнены к реорганизации и ликвидации, говорит федеральный чиновник.

Собрать нужное количество голосов не всегда просто, говорил чиновник из Минэкономразвития. В марте акционеры «Мечела» не смогли одобрить увеличение залогов компании, без которых невозможно реструктурировать долг на $5,1 млрд (из $6,1 млрд), из-за нехватки голосов на собрании.

Нестандартные для компании сделки стоимостью более 25% активов выносились на совет директоров, свыше 50% – на собрание акционеров, рассказывает директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Management Денис Спирин, теперь практически все сделки будут выведены из-под их контроля. Например, нефтеперерабатывающий завод решил половину средств направить на производство газированной воды, продолжает Спирин: по принятому проекту ему не придется одобрять такую сделку. Одобрение понадобилось бы, если бы вместе с этим он продал сам завод. Спирин предупреждает, что по новому порядку решение о такой сделке будет непрозрачно для акционеров, может оказаться, что некому нести ответственность за нее. Раньше это был совет директоров, который одобрял их сам либо определял их условия и выносил на обсуждение акционеров, заключает эксперт.

На утверждение часто попадают копеечные сделки – небольшой кредит от контролирующего акционера или обычный контракт, жалуется топ-менеджер крупной компании, для холдингов это огромная бюрократическая нагрузка.

Процедура действительно сложная, согласен директор Deloitte Олег Швырков, но принятая Думой формулировка беспокоит портфельных инвесторов: сделка не должна наносить ущерб акционерам, а критерий изменения структуры компании никак не защищает от рисков, свойственных сделкам с заинтересованностью.

Законом не опишешь всего, считает партнер компании «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. Если бы критерий был один – ликвидация компании, под крупную не попала бы ни одна сделка, но существенное изменение – оценочное понятие. Нет единой практики определения и обычных сделок, говорит Степанов: чаще всего суды смотрят, зачем компания создавалась. Второй критерий – как часто компания совершала такие сделки, а третий – сумма, перечисляет он, но четкости нет, иногда и мелкая сделка может считаться необычной – и наоборот. Теперь суды будут определять еще, существенно ли изменилась работа компании, это лишает смысла поправки, которые должны были избавить эмитента от необходимости согласовывать все обычные сделки, заключает Степанов.

Корпоративное и договорное правоПроектная группа №2